Архив рубрики: Романтика

Николай Курдюмов

Любовь — это вам не просто так.
Любовью надо заниматься!
Вы знаете, что такое — любовь?.. Я имею в виду не ту неврастению, что кроет каждого строго самобытно, не вашу личную клиническую картину синдрома Шекспира. А тот идеал, который всегда, везде, и всем, на всех языках, и каждому ясно, и если — то ваще, и превыше, и спасёт, и все хорошие верят, поют и плачут, а кто не верит, того накажет Бог, ибо он и есть… Вы знаете, что это такое? Я — нет.
Мудрецы спорят, философы рассуждают, литераторы вдохновляются. Народная концепция: любовь суть счастье обладания суженым. «И жили они в любви долго и счастливо…» Ага. И что, всю жизнь, каждый божий день от счастья срывало крышу? До самой старости друг друга отчаянно завоёвывали? Не могли дождаться встречи, плавали на свидание через реку, стояли в грозу под окнами, писали трогательные письма? А оказавшись в постели, дурели от счастья? Нет?.. Так какая же это, на фиг, любовь!? Вывод народа: хрен чего в любви поймёшь.
Более продвинутые усекают: стоит заполучить долгожданного — любовь тут же пытается куда-то хитро улизнуть. И делают вывод: любовь суть счастье избавления от страдания. Мечта, порыв, устремление, грёза о вечном блаженстве. Без мучений она не переживается — тускнеет, рассеивается, «как утренний туман».
Третьи увещевают: бросьте вы этот головняк! Главное — семья, хороший брак, благополучие — вот о чём думать надо! И они тоже правы — как становится видно к сорока.
Так или иначе, ни одна из концепций не объясняет всех любовных коллизий.
Итак, любовь остаётся тайной?..
Определённо, любовь — самое непонятное слово на Земле.
Говоря «люблю», каждый подразумевает свой личный, самобытный кайф. И это бы ещё ладно: есть кайф — стремись. Но никто точно не знает, чего же он хочет! Финиш! Но ещё не полный. Каждый настойчиво добивается своего — не въезжая, чего же именно он так добивается! Это — полный финиш. Ваще труба! Отсюда — такой интерес, такая острота и неисчерпаемость предмета.
Многие считают любовь самоценным благом. Покажите мне того, кто ухитрился счастливо прожить одной лишь любовью!
Любовь пытаются полагать целью или смыслом жизни. Жизнь настойчиво показывает, что любовь — только средство. Но кто из влюблённых будет присматриваться к жизни?..
Все уверены, что любовь — чувство. И в упор не видят, что прежде всего это — деятельность. А деятельность по определению должна быть успешной. Значит, нужны определенные знания и умения. Но их никто, нигде, никогда, ни под каким предлогом не преподаёт!
Любовь — пожалуй, единственная область, в которой и с научной, и с этической точки зрения принято оставаться полным, беспомощным идиотом. Чем идиот беспомощнее — тем любовь ближе к идеалу. Инвалиды и калеки любовных драм — самые популярные герои эпоса и массовой культуры.
Когда-то, в «дикие времена домостроя», было модно бороться за браки по любви. С тех пор любовь считается необходимым и достаточным условием долгой и счастливой жизни. Жизнь упорно отрицает это заблуждение — но идеал непокобелим. Наоборот, ценность любви многократно возрастает оттого, что «любить непросто!..».
В любви принято делать одно, думать совершенно другое, а говорить и вовсе уж третье. Это дико осложняет отношения — получаются бурные романы, громкие скандалы и несчастные любови. Казалось бы, гораздо проще быть честным и прямым, но в любви это считается дурным тоном и жлобством. «Как можно ранить чувства!..» — томно восклицают герои бразильских сериалов, радостно снимая 347-ю серию.
Общеизвестный факт: влюблённость резко снижает умственные способности. Человек теряет зрение (в упор не видит, во что влип!), может начхать на карьеру и будущее, кинуть близких, вообще поставить на себе крест. Часто это считается достоинством, чуть ли не подвигом! И куча народу влюбляется, чтобы пострадать.
По степени повреждения ума влюблённость сравнима с алкоголем и тяжкими психическими расстройствами. По числу бед и горестей она, скорее всего, догоняет пьянство и автокатастрофы. Но все продолжают ею гордиться!
Влюблённые договорились, что любовь — стихия. Страсть неподвластная, фатум, судьба! Внутри вас, в вашем уме — стихия. А вам это странным не кажется?.. Вдумайтесь: вот тут (тук-тук!), в вашей же личной голове, чего-то происходит без вашего на то соизволения. И вас это устраивает?..
О премудростях любви всегда рассказывают влюблённые. И это естественно. Странно то, что им верят! Ну что можно понять о любви, метая икру и булькая внутри этой самой любви?! С тем же успехом можно спрашивать больного о здоровье, а нищего — о способах разбогатеть!
Знаете, Земля — действительно планета любви. В отличие от господней, на любовь земную уповает каждый. Реально, любовь — самая глобальная религия! Всё земное искусство — только один из её храмов. А все храмы забиты идолами!
Как любая религия, любовь грешит кучей парадоксов. В них порой пытаются разобраться какие-то упёртые чудаки. Но паства дружно тычет пальцем: «Что, любовь не удалась?..» — и клеймит их за посягательство на святость тайны.
Тайна, говоришь?.. Ххххе! Обожаю тайны. Особенно свои собственные — хитрые и вредные. В подсознании их — навалом. И нет более приятной картины, чем очередная ужасная тайна, подвешенная за хвост на солнышке. Братцы! Исследовать свой ум — классное хобби. Понимать себя — кайф! Пройти мимо такой чёрной дыры, как «любовь», я просто не мог. Лазил там самозабвенно лет двадцать. Рисковал, конечно, и в глаз получал неоднократно. Но увиденное того стоило. Любовь — как есть. То, что происходит, а не то, что говорят. Так что же она есть такое!?
Оказалось — полный улёт, обрыдаться можно от хохота! Теперь, по крайней мере, понимаю, почему все любовные теории терпят фиаско. Любовь оказалась просто частным случаем всеобщего умственного несовершенства. Не в любви дело — в уме. В нём куча заморочек. И видишь их только тогда, когда от многих избавишься!
Читать далее →

Как мы любим? На что способны во имя своей любви? Ужасно! Мы преданы своему любимому и готовы жертвовать чем угодно, лишь бы он был всегда рядом. Всю жизнь готовы ждать, надеяться и верить….. Если женщине предложить бросить любимого, забыть, она неспособна это сделать. Потому что она любит его. Любит, каким бы он не был плохим…..
Я говорю себе, что он плохой, он ненастоящий. Он не любит тебя. Использует, не уважает, не считается с тобой. Ему нужно совсем другое. У него своя жизнь, и он не намерен тебя в нее пускать. У него свои друзья, интересы, другие женщины. Ты маленькая, удобная для него частичка. Да, частичка его жизни. Но не главная и главной никогда не будешь. Ты можешь ему только нравиться. И все! Пойми, прошу тебя!!! Ничего не могу с собой поделать….. И я снова и снова усердно подыскиваю новые слова убеждения, новые, как мне кажется, неотразимые доводы. Но все тщетно… Бесполезно… Моя Любовь сильнее меня…….. Безумству влюбленных поем мы песню.
Читать далее →

Любить — это не значит жить с одним мужчиной (одной женщиной) всю жизнь. Это значит бороться за каждое мгновение, проведённое с мужчиной (женщиной) своей мечты.

Является ли любовь искусством? Если да, то она требует знания и усилия.
Или, может быть, любовь — это приятное чувство, испытать которое — дело
случая, нечто такое, что выпадает человеку в случае удачи. Эта маленькая
книга основана на первой предпосылке, хотя большинство людей сегодня
несомненно исходят из второй.
Не то чтобы люди считали любовь делом неважным. Они ее жаждут, они
смотрят бессчетное количество фильмов о счастливых и несчастливых любовных
историях, они слушают сотни глупых песенок о любви, но едва ли кто-нибудь
действительно думает, что существует какая-то необходимость учиться любви.
Эта особая установка основывается на нескольких предпосылках, которые
порознь и в сочетании имеют тенденцию способствовать ее сохранению.
Для большинства людей проблема любви состоит в том, чтобы быть любимым,
а не в том, чтоб любить, уметь любить. Значит, сущность проблемы для них в
том, чтобы их любили, чтобы они возбуждали чувство любви к себе. К
достижению этой цели они идут несколькими путями. Первый, которым обычно
пользуются мужчины, заключается в том, чтобы стать удачливым, стать сильным
и богатым настолько, насколько позволяет социальная ситуация. Другой путь,
используемый обычно женщинами, состоит в том, чтобы сделать себя
привлекательной, тщательно следя за своим телом, одеждой и т. д. Иные пути
обретения собственной привлекательности, используемые и мужчинами, и
женщинами, состоят в том, чтобы выработать хорошие манеры, умение вести
интересную беседу, готовность прийти на помощь, скромность,
непритязательность. Многие пути обретения способности возбуждать любовь к
себе являются теми же самыми путями, которые используются для достижения
удачливости, для обретения полезных друзей и влиятельных связей. Очевидно,
что для большинства людей нашей культуры умение возбуждать любовь это, в
сущности, соединение симпатичности и сексуальной привлекательности.
Вторая предпосылка отношения к любви как к чему-то, не требующему
обучения, состоит в допущении, что проблема любви — это проблема объекта, а
не проблема способности. Люди думают, что любить просто, а вот найти
подлинный объект любви, — или оказаться любимым этим объектом, — трудно. Эта
установка имеет несколько причин, коренящихся в развитии современного
общества. Одна причина в большой перемене, произошедшей в двадцатом веке в
отношении выбора «объекта любви». В викторианскую эпоху, как и во многих
традиционных культурах, любовь не была в большинстве случаев спонтанным,
личным переживанием, которое затем должно было вести к браку. Напротив, брак
основывался на соглашении — т о ли между семьями, то ли между посредниками в
делах брака, то ли без помощи таких посредников он заключался на основе
учета социальных условий, а любовь, как полагали, начнет развиваться с того
времени, как брак будет заключен. В течение нескольких последних поколений
всеобщим стало в западном мире понятие романтической любви. В Соединенных
Штатах, хотя соображения договорной природы брака еще полностью не
вытеснены, большинство людей ищут романтической любви, личного переживания
любви, которое затем должно повести к браку. Это новое понимание свободы
любви должно было в значительной мере повысить значение объекта в ущерб
значению функции.
С этим фактором тесно связана другая характерная черта современной
культуры. Вся наша культура основана на жажде покупать, на идее
взаимовыгодного обмена. Счастье современного человека состоит в радостном
волнении, которое он испытывает, глядя на витрины магазина и покупая все,
что он может позволить себе купить или за наличные или в рассрочку. Он (или
она) и на людей глядят подобным образом. Для мужчины привлекательная женщина
— для женщины привлекательный мужчина —
Читать далее →

Откроешь любой женский журнал и сразу натыкаешься на что-нибудь вроде: «как победить соперницу», «хорошо ли это — ревновать», «1001 способ уличить мужа в измене», «2002 способа стать единственной» и на прочие другие животрепещущие темы женской личной жизни…
Все борются с ревностью как с явлением, пишут научные и не очень трактаты о том, как сильно вызывают данную эмоцию такие качества, как неуверенность в себе и чувство собственничества. И далее следуют пространные советы, как эту самую неуверенность побороть, с помощью чего вернуть опять-таки в семью загулявшего (или собравшегося загулять) мужа. Причем, все это несмотря на то, что статистика упрямо твердит: из-за любовниц почти никто из мужчин не разводится!
Зато «обманутая» жена предстает перед нами во всей своей театральной красе, убедительно играя роль:
*** Неутомимого бойца за целостность домашнего очага. Очень выгодно, потому что все соседи и друзья с восхищением скажут: «Ах, как она дорожит семьей! Настоящая женщина!». И даже самые отъявленные мужчины, пустив скупую слезу, пожалеют страдалицу семейного фронта.
*** Упрямого поборника нравственности. Вернуть обратно заскучавшего кавалера — значит тем самым утвердить торжество моногамии. Ну, хотя бы на время…
*** Роковой обольстительницы, доказавшей себе и сопернице, что на ней «сошелся клином белый свет». Или его пришлось «сойти».
*** Несчастной жертвы, без остатка приносящей себя на алтарь супружества и невинно поплатившейся за это. Стало быть, можно предъявить счет.
И везде при этом неуловимо сквозит образ наивной, тонко чувствующей и, главное, ВЕРНОЙ женщины, которая безо всяких «левых» мыслей терпеливо ждет, когда ее вероломная половина вернется на прежнее место, то есть к ней.
Которая борется за своего мужчину, ходит ко всяким гадалкам, экстрасенсам, на курсы кройки и шитья, занимается йогой и аутотренингом, заводит свой бизнес, отчаянно худеет и красит волосы в разные кислотные тона. Вместо того, чтобы признать, что ее женское «рыльце» очень даже «в пушку».
Проявляется это весьма своеобразно. Взять, к примеру, ту же ревность. Вот, что будут делать мужчины, уличив свою даму в измене? Видимо, проявлять все признаки оскорбленного собственника, восклицая: «Да как она посмела!» (о жене) или «» без отвращения не могу себе представить, как ее ласкает кто-то другой!» (о любой партнерше).
Причем мысли о мести возникают примерно в таком порядке:
Набить морду сопернику.
Набить морду изменщице.
Набить морду обоим.
Бросить коварную.
И, где-то в последнюю очередь, завести в отместку любовницу. Впрочем, уже не в отместку, а в качестве нового романа.
Дамы же реагируют определенно по-другому. Вот типичные реплики: «посвятила ему лучшие годы, а он! Как он мог?» (о любом мужчине) или «В то время как я несла все тяготы семейной жизни, он развлекался!» (о муже).
И вот тут самое интересное: Судя по репликам дама скорей всего сильно сожалеет, что «несла все тяготы семейной жизни».
При этом она начинает горестно соображать, что нужно было в свое время ответить на ухаживания Петра Семеныча из отдела продаж, да и сосед по лестничной клетке был весьма не прочь. И вспоминает еще кучу эпизодов из своей жизни, когда, ссылаясь исключительно на наличие мужа, она со вздохом сожаления отказывала приглянувшемуся кавалеру. Эх, зря отказала.: Ах, кабы знала…
Соответственно, и очередность действий тут будет другая:
Завести в отместку роман (если условия позволяют).
Устроить неверному скандал с аргументами в виде несчастных детей и восклицаниями: «Чем она лучше меня?» (если условия не позволяют).
Бросить изменщика.
Похудеть и сменить прическу.
Научиться, наконец, нормально готовить.
Так и просится на язык революционный вывод: мужчины ревнуют из-за утраченных иллюзий, а женщины — из-за упущенных возможностей!
Как-то повелось, что мужчины в большинстве своем живут «не для совести, а для радости» и реже склонны отказывать себе в удовольствии получить удовольствие. А многие женщины в это время рьяно блюдут несуществующую честь семейства, наивно полагая, что играют по взаимно утвержденным правилам. И когда видят, что правила совсем другие, обычно бывает уже слишком поздно: и детей куча, и былая привлекательность куда-то испарилась, и лениво как-то: Спрашивается, кто тебе раньше мешал? Сама. Только сама.
Тем более забавно на фоне вышесказанного выглядит так называемая «женская солидарность».
Вот, к примеру, мужчины. Перефразируя известную поговорку, друг другу глаз не выклюет: при случае и поможет, и скроет кое-что, и приврет, и семейный очаг от разорения сохранит.
А женщины что? Худших моралисток даже не придумаешь. Кажется, еще вчера сама мечтала о страстной ночи с незнакомцем, а назавтра уже бежит к ничего не подозревающему мужу лучшей подруги докладывать об ее «случайном» загуле.
И ведь не адская злоба движет этим прелестным существом, а исключительно чувство справедливости: «Такая легкомысленная особа не может быть хорошей матерью и женой! Нужно бы предупредить, чтобы еще хуже не стало».
Или вот еще один «культурный пласт»: благовоспитанные пожилые матроны — верные своим мужьям до гробовой доски опять же не из-за глубокой любви, а из-за отсутствия возможностей: Причем, чем острее ощущалось это самое «отсутствие возможностей», тем более яростно они обвиняют современную молодежь в распущенности и вседозволенности!
Думаете, от большой нравственности? Не угадали. От большого сожаления: им раньше-то и в голову прийти не могло, что просто можно жить и ни в чем себе не отказывать. Они об этом просто не знали. Теперь переживают. Зависть, граждане.
А вот еще один «постулат».
Вроде бы считается, что ревнует тот, кто боится сравнения и считает супруга своей собственностью. А также боится быть брошенным.
Пришла к выводу, что все это ерунда! Объяснить свою ревность чувством собственного «недостоинства» — значит вообще ничего не объяснить. » не знаю, может быть, в отношении мужчин вышеприведенный аргумент и верен, однако в отношении женщин я бы не стала так категорично утверждать.
Я сделала еще один вывод: женская верность, ко всему прочему, имеет под собой чисто меркантильные соображения. Альтруистки здесь не водятся: «Уж коли я согласилась на кое-какие жертвы, будь добр их оценить. И упаси тебя Бог принимать все мои заботы, как должное: помни, что большинство разводов происходит по инициативе именно женщин».
Словом, никакой романтики. Если женщинам и приписывается исключительная верность натуры, то, боюсь, это мнимое достоинство подкрепляется отнюдь не физиологией, а всего лишь усилиями воли и гипертрофированным чувством долга. И еще некоторыми опасениями насчет неадекватной реакции постоянного партнера.
Впрочем, есть и «безвольные» особы, иногда позволяющие себе чуть-чуть лишнего, причем безо всяких угрызений совести. Не будем их осуждать, женщина вообще — существо слабое, откуда ей, этой самой воле, взяться.
Прочитала я все, что написала, и вдруг не к месту вспомнила изречение кого-то из классиков: «Выходя замуж, женщина добровольно меняет внимание многих, многих, о-о-очень многих мужчин на невнимание одного».

Ерунда все это, любовь-морковь, романтическая лабуда! Нет никакой любви. Есть простая химия гормональных изменений организма в ответ на тактильные и визуальные раздражители тела. Ученые давно это доказали. И даже определили, какой именно гормон за что отвечает. Допамин — за благополучие, фенилэтиламин — за возбуждение, серотонин — за эмоциональную стабильность, а норадреналин «выращивает» у вас за спиной крылья. Нашими чувствами управляют биологически активные вещества, выработку которых контролирует мозг: амфетамины, эндорфины и окситоцины.
В организме постепенно вырабатывается приспособляемость к ним. Это как наркотики, которых требуется все больше, чтобы возбуждать нервные центры и поддерживать чувство любви. Через какое-то время, а точнее года через три-четыре, они перестают действовать вообще. Любовь и привязанность, естественно, исчезают. Партнерам требуется новое увлечение.
Физика, химия, физиология…
О какой еще там любви может идти речь? Выдумки все это. И жизнь человеческая тому ярчайшее доказательство.
Грустно, правда? Наркотическое опьянение гормонами, которое при недостаточной выработке приводит к любовной ломке, а потом и вовсе перестает действовать и требует нового объекта и простой инстинкт продолжения рода — вот и все, что осталось от красивой сказки о неземной любви.
Но мне почему-то хочется верить в то, что она все-таки есть, что нельзя ее свести только к голой химии и физиологии. Ибо существует некая невидимая и неосязаемая субстанция человеческого существа, которую мы называем ДУША. Непостижимая и до конца не разгаданная тайна человека.
Да, можно искусственно смоделировать действие тактильных и зрительных раздражителей, вызвав выброс в кровь тех или иных гормонов. Можно создать условия, предугадать последствия действия этих гормонов. Но тонкие вибрации душевного плана, которые зависят от гаммы самых разнообразных чувств, внутренних движений, мыслей, ожиданий, симпатий и антипатий нарочно создать чрезвычайно трудно, почти невозможно.
Даже если человеческие уста научатся говорить то, что хотят услышать уши и ждет мозг, внутри человека всегда есть пространство самой главной его правды. Его глубокий внутренний голос, которым разговаривает с миром его душа. Этот голос знает о настоящей любви все. И его не обманешь никакими гормонами.
Точнее, обмануть человека можно, подчинить его сознание и его физиологию, на какое-то время он покупается, играет по каким-то навязанным извне правилам, подчиняется стереотипам, совершает предсказуемые поступки, которые согласуются с внешней канвой его поведения. Но потом вдруг в один прекрасный момент внутреннее существо его сбрасывает красивую шелуху и обнажает перед человеком его настоящие чувства. То, что знает и понимает его только сердце. Его душа. Она там, где находится средоточие его тонкой связи с космическими законами всеобщих закономерностей. То, что подчиняется высшему порядку. То, чему еще никто на земле не сумел дать точного и всеобъемлющего определения.
Но весь вопрос состоит в том, умеем ли мы слушать и слышать этот голос. Всегда находится что-то, что мешает нам это делать:
Наша дурная привычка выдавать желаемое за действительное. То, что мы испытываем на самом деле, может быть нам не выгодно по той или иной причине, выставляет нас в каком-то нелицеприятном свете перед собой и окружающими, указывает на наши ошибки и заблуждения, символизирует о наших неудачах, просчетах, невнимательности. Кому охота видеть доказательства своих недостатков в лице нашего возлюбленного? Поэтому мы спешим замылить глаза действительности и придумать о ней то, что нам интересно в данный момент.
Мнение окружающих и связанные с ним стереотипы мышления. Мы можем сто тысяч раз говорить, что нам безразлично, что о нас говорят, но, положа руку на сердце, скажите, разве ваши отношения с людьми не зависят от мнения большинства или меньшинства, вообще какого бы то ни было мнения? Мы следуем ему, боимся его, прислушиваемся к нему. Это закон социального существования человека, и ничего с этим не поделаешь. Но социальные законы не властны над законами душевных привязанностей. Когда речь идет о любви, общественное мнение может только навредить настоящим потребностям нашей души, сломать нашу жизнь.
Наша невнимательность к себе. Нам лень углубляться в свое состояние, утруждать себя раздумьями, иногда мы поступаем не по велению души, не спонтанно, а по какому-то заранее намеченному плану, из принципа, который сами для себя когда-то придумали. Нам некогда углубляться в вопрос, и мы спешим поступить так, как поступает в таких случаях большинство. Но мы ведь не большинство, каждый из нас — уникальное природное создание и у него есть своя планка. Свой резерв, свои возможности и свое настоящее лицо, которое нам незнакомо, потому что мы не потрудились всмотреться в его черты.
Поиск легких путей. Мы идем по пути наименьшего сопротивления. Зачем утруждать себя и что-то там такое преодолевать? Это ведь любовь, а не каторжная работа, думаем мы и отказываемся от усилий. А между тем любовь требует усилий, она именно и есть каторжный труд нашей души, потому что связана не только с приобретениями, но, прежде всего, с издержками. Ежесекундными, если хотите. Но не все к этому готовы, предпочитая думать, что любовь предполагает лишь получение каких-то удовольствий и благ.
Любовь — это свет нашей души. Без внутренней боли, тонкой непрерывной работы нашего существа невозможно ее ощутить в полную силу. Это как накаляющаяся внутри лампочки горячая спираль, которая излучает тепловую энергию. Со стороны лампочка кажется такой красивой, мягкой, даже бархатной и приятной на ощупь. Но попробуйте прикоснуться, и вы почувствуете, какая мощная внутренняя работа идет под ее стеклянной оболочкой. И вам станет больно.
Многие жизненные вопросы невозможно решить с помощью мягких и красивых слов, которые предполагаются в общении с любимым человеком на романтическом уровне общения. Только с помощью конфеток и цветов, знаков внимания и ласковых слов нельзя построить человеческую жизнь. В ней неизменно случаются моменты боли, труда и страдания.
Если кто-то боится их и думает, что они несовместимы с настоящим чувством, тот ошибается. Настоящее счастье и главный сигнал любви заключается в том, что ты можешь себе позволить испытывать эту боль, без ущерба для света, который горит у тебя внутри.
Через сложные критические моменты взаимоотношений, в которых выкристаллизовывается истина, мы видим настоящее лицо нашего возлюбленного, с которого слетают все маски и чужеродные наслоения. «Различным образом испытывай нрав друзей, особенно же смотри, каков кто во гневе». (Феогнид) То же самое можно сказать и о любви.
Но не понимайте это буквально, потому что в гневе, в состоянии аффекта человек может говорить страшные вещи, способные навсегда разрушить любые отношения, даже самые теплые. Тысячи семей распадались, не выдерживая накала страстей, которые иногда происходят между самыми близкими людьми. Человек слаб, порочен и очень часто ошибается. Но где-то в глубине его существа есть маленький датчик, таймер отсчета бракованных минут. Когда он врет самому себе, он это знает. Он знает, когда мозг его морочит ему голову, и он поступает не так, как хочет его Душа, а так,
— как надо,
— как гласит закон стаи,
— как придумал его принципиальный внутренний контролер.
Душа — тонкая вещь. Иногда ее затирают на такие задворки, засыпают таким количеством мусора, что не откопаешь. Но надо! Надо потрудиться. Усилия того стоят.
Любовь видит истинное лицо человека даже в самом страшном гневе, даже в зверином оскале обиды, в устрашающих защитных позах, которые мы иногда принимаем. Видит и требует от нас компромисса. И тогда мы понимаем, любовь это или просто игра гормонов и выдумка нашего богатого воображения.
Потому что именно в этих катаклизмах общения происходит наше очищение, просветление и узнавание друг друга. Какой-то внутренний катарсис, который делает этого человека самым близким на свете, так как ты доверяешь ему даже самые нелицеприятные стороны своего характера и позволяешь себе быть слабым, несовершенным, не слишком красивым, не достаточно умным. Просто таким, какой ты есть, каким родился и создан природой. И он от тебя не отворачивается, а еще больше тебя любит и понимает, так же, как и ты его. Вот это уже дорогого стоит.
Доверить кому-то внутреннего своего ребенка, беззащитного и уязвимого, доверить полностью, зная и понимая, что при этом ты обретешь защиту и принятие — это и есть главный признак настоящего чувства.
Ты позволяешь себе быть собой и разрешаешь своему любимому не играть перед тобой никакие роли — вот главное, что отличает настоящую любовь.
И еще… Мы готовы любить человечество, но совершенно не умеем любить конкретного человека. Нам так хочется, чтоб наша любовь была какой-то неземной, удивительно красивой, как блестящая картинка в альбоме. Правильно, наши будни кажутся такими серыми. Хоть о любви помечтать можно?
На самом деле любовь бывает довольно прозаичной и даже в чем-то банальной, она, представьте, связана с такой прозой жизни, как мытье посуды и вынос мусора, грязные носки и мокрые пеленки. И к этому надо быть готовым.
Потому что любовь — это труд и отдых одновременно, это просто жизнь, само ее дыхание, без которого умирает все вокруг. И надо принять ее как саму жизнь со всеми сложностями, проблемами, моментами разочарований и обретений, колебаний, настроений, боли, радости, счастья, потому что без любви человеческая жизнь не имеет никакого смысла.